«Стрелок». Статья в майском номере «MENU Magazine».

Валерий Баликоев – человек, который научит держать прицел, попадать в цель и… здраво оценивать свои возможности. Его детище – стрелковый клуб «Объект» – ждет как мастеров, так и новичков. И не надо думать, что в искусстве стрельбы все решают умения и навык. Фантазия и творческие способности здесь важны не менее их.

Валерий, с чего началось ваше увлечение стрельбой?
С чего начинается Родина?.. Тут нужен хороший психоаналитик. С детских рогаток, игр в войну, «Зарницу». С уроков НВП (если кто не в курсе, предмет «Начальная военная подготовка» в советских школах), с «Белого солнца пустыни», потом – Джеймса Бонда. Реализовались эти мечты только в конце 1990-х в занятиях спортингом – это стрельба дробью по «глиняным» (они на самом деле не глиняные) тарелочкам. Потом бенчрест – высокоточная стрельба, в том числе на сверхдальние дистанции. И вот теперь – практическая стрельба. Все эти три вида спорта, как я сейчас уже вижу, – спортивная проекция ситуаций из реальной жизни. Спортинг – охота «по перу», бенчрест – спорт снайперов, а практическая стрельба – спорт тех самых Джеймсов Бондов.

Наверняка ваш путь к «Объекту» был непростым и интересным. Как вы пришли к нему?
Все началось на интенсивных курсах по практической стрельбе в Финляндии, куда меня позвал приятель по спортингу. Взахлеб рассказывая о новом спорте, где стреляют из пистолета, но не как в классике – с рубежа, а безо всяких рубежей: бегают с пистолетом, прыгают и при этом на время – «как в кино, точнее, как в жизни». С курсов я вернулся под сильным впечатлением и одновременно в задумчивости. С одной стороны, было обидно, что заниматься этим спортом можно в Финляндии, Испании, Америке – где угодно, но не в России – не имелось пригодных и доступных стрельбищ. С другой – я понял, какое огромное число потенциальных любителей практической стрельбы у нас в стране, особенно в Москве. Ну а дальше это уже бизнес-процесс. Тем более что и мой партнер Виталий Малинин – такой же повернутый на стрелковом спорте и охоте, как и я. Мы с ним на стрельбище и познакомились... В самолете придумали и нарисовали на салфетке проект, купили землю на МКАД и сами построили «Объект». По основной специальности мы удачно оказались строителями...

Расскажите непосвященным, что такое «практическая стрельба»?
Упражнения в этом спорте придуманы так, чтобы имитировать короткий огневой контакт, который случается в реальной жизни у полицейских и бойцов спецподразделений. Поэтому, как в жизни, нет никаких ограничений при построении упражнений, кроме безопасности. Фантазия приветствуется. Упражнения изображают бой в помещении, на улице, в транспорте. Начальное положение может быть каким угодно: стрелок стоит, сидит, лежит, читает газету. Оружие находится в кобуре, на столе, в ящике стола. Оно может быть заряжено, разряжено, патроны могут быть отдельно и в разных местах. Стрелок должен поразить мишени, которые двигаются, находятся в одном метре или в тридцати, закрыты «заложниками». Поражать их можно в любом порядке – стрелок сам выбирает маршрут и стратегию. Стрельба ведется на время, и это, что называется, имеет значение. Разница с обычной стрельбой – как между двухмерным и трехмерным миром. Я не был на войне, но охотился в Африке на опасных животных – могу сказать, что адреналина выбрасывается в кровь достаточно. Вы попробуйте.

Какие физические качества и качества характера развивает, на ваш взгляд, стрельба?
Помните историю у Джерома К. Джерома, как дядюшка Поджер вешал картину? Полдня работы, все переругались, перебинтованный палец, криво висящая рама и стена, «как будто по ней основательно прошлись граблями». Я вспомнил это, когда один из моих товарищей-стрелков с удивлением рассказал о замеченных в себе изменениях. Ему нужно было повесить фотографию на стену, и он подошел к задаче, как к упражнению. Прокрутил в голове, что нужно из инструмента, порядок действий, подготовился, выдохнул и… сделал все за полторы минуты. Многие стрелки заметили, что почти перестали попадать в ДТП, заметно развились координация и периферийное зрение. Но это все можно назвать субъективными наблюдениями. Совершенно точно развивается память – на соревнованиях приходится за пять минут, отведенных на подготовку к упражнению, придумать стратегию и запомнить расположение мишеней. Умение собраться и контролировать себя в стрессовой ситуации, реакция. Для меня самым главным и интересным оказалась необходимость развивать в себе правильную самооценку. Ведь все мишени можно гарантировано поразить в спокойном, медленном темпе. Или можно пробежать упражнение быстрее всех, но почти никуда не попасть. Практическая стрельба приучает к трезвой оценке своих способностей, к самодисциплине.

Самые простые первые ассоциации с оружием – это сила, агрессия, опасность и прочее в том же духе. Но у вас наверняка есть собственный ассоциативный ряд. Какой?
Ну, во-первых, я принадлежу к той части людей, которые считают, что оружие просто красиво. Оно красиво внешне, оно красиво доведенным до идеальной работы механизмом, своей функциональностью. Человек не носит оружия только последние пару веков. А до этого на протяжении многих тысяч лет он не любил выходить из пещеры без дубины или каменного топора, затем из жилища без меча, шпаги и кольта. Люди, особенно мужчины, генетически любят оружие. Во-вторых, это немного трудно объяснить, но хорошее оружие и умение хорошо им владеть расширяет зону твоего контроля. Без оружия я заканчиваюсь там, где кончается моя рука. А оружие и отточенные навыки стрельбы как бы расширяют твое присутствие в пространстве. Если ты с километра уверенно кладешь 5 выстрелов в круг 10 см, то при особых жизненных обстоятельствах с твоим присутствием надо считаться в круге радиусом как минимум километр. В практической стрельбе есть классификационное упражнение El Presidente. Стрелок стоит спиной к трем грудным мишеням на расстоянии 10 м, руки за головой. По сигналу таймера он должен повернуться, выхватить из кобуры пистолет, поразить каждую мишень двумя выстрелами, сменить магазин и снова поразить все мишени двумя выстрелами каждую. У хороших стрелков на это уходит меньше 4 секунд. Это очень круто, особенно в тех самых особых жизненных обстоятельствах. И я понимаю, почему к оружию возникает особое отношение. Как понимаю, почему Iron Man любит костюм Iron Man`а.

Расскажите о членах вашего клуба. Наверняка среди них есть незаурядные, интересные люди.
…Вы знаете, я задумался над вашим вопросом и понял, что не встречал заурядных людей среди любителей практической стрельбы. В других видах стрельбы встречал, а здесь – нет… Возможно, это и не случайно. Я уже говорил: чтобы хорошо стрелять в этом виде спорта, нужен очень быстрый ум, отличная память и идеальный контроль над своей моторикой. Вот заурядного футболиста могу себе представить, а нашего стрелка – нет. Это как Раневская пыталась писать биографию: «Я родилась в семье небогатого нефтепромышленника... Нет, как-то не получается». Но важнее, что у нас в клубе, как и вокруг любого увлечения, сформировалась очень дружеская приятная атмосфера. Народ с гов…м характером как-то не задерживается. А по профессиям – самый широкий спектр: от федеральных министров до офицеров спецподразделений и от программистов до владельцев банков.

Много ли женщин занимаются у вас и как вам кажется, для чего они приходят в ваш клуб?
Женщин не очень много, но зато они очень талантливые. Светлана Николаева за год стала очень серьезным стрелком. Маша Гущина в 16 лет выиграла престижные европейские соревнования. Для чего они приходят в наш клуб? Подозреваю, что ответ банален – для того же, что и мужчины. Им нравится практическая стрельба, а пострелять в России в любую погоду, в любое время, в комфортных условиях можно пока только на «Объекте».

Что должен помнить человек, обучающийся стрельбе, на что обращать внимание?
Он должен помнить – и ему просто не дадут забыть – о безопасности. Это основа практической стрельбы. Это мантра, которую мы повторяем с новичками снова и снова. Стрельба ведется только из мощного крупнокалиберного оружия. Поэтому права на неосторожное, невнимательное обращение с пистолетом ни у кого нет. На соревнованиях по практической стрельбе собираются больше тысячи участников. Все с оружием. Но простые, понятные правила позволяют обойтись много лет без единого несчастного случая. В списке опасных видов спорта есть баскетбол, лыжи, серфинг, рафтинг, но нет практической стрельбы (тройное «тьфу»). Например: на соревнованиях стрелок пробежал метр с пальцем на спусковом крючке – дисквалификация, направил пистолет (заряженный или нет) в небезопасную сторону – дисквалификация, достал оружие без команды судьи – туда же – дисквалификация, стрелок собирает вещи и едет домой. Очень обидно, но это урок.

В Москве немало мест, где можно пострелять, – от подвальных тиров до профессиональных полигонов. С кем вы конкурируете?
С подвальными тирами ДОСААФовского типа, наверное, совсем не конкурируем, как не конкурирует ресторан с уличной сосисочной. Профессиональные полигоны в рамках той же метафоры – это пикник: зависимость от погоды, расстояния, светового дня. А зима в наших широтах долгая... Возможно, поэтому наши дееспособные спецподразделения предпочитают при наличии подвалов и полигонов тренироваться у нас. Вообще, тут есть проблема. Когда мы позиционируем себя как «тир», заранее понимаем, что создаем неверные ассоциации. Увидев специально спроектированный крытый комплекс площадью 12 тыс. м, с широкими и высокими галереями, с кондиционированием, с приличным кафе, магазином, детской игровой комнатой, посетитель первые несколько минут ощущает типичный диссонанс. Но делать нечего, слово «тир» занято воспоминаниями о тех самых подвалах из школьного детства. Буду гордиться, если создам правильную ассоциацию для следующих поколений.

Скачать статью в PDF

Наверх